ОТКЛЮЧИТЬ ИЗОБРАЖЕНИЯ: ШРИФТ: A A A ФОН: Ц Ц Ц Ц

Московская областная больница
им. проф. Розанова В. Н.

МЕНЮ

COVID-19 изменил нашу жизнь за несколько месяцев - все это время разговоры были только об этой инфекции и ее последствиях. Сейчас ситуация понемногу начинает стабилизироваться, поэтапно мы возвращаемся к привычной жизни, но ряд ограничительных мероприятий еще сохраняется. Инфекция не ушла, мы просто учимся с ней жить. Эпидемиологическая ситуация внесла свои коррективы. Об этом - в интервью главного врача Московской областной больницы имени профессора Розанова В.Н. Владимира Михайловича Мануйлова.

Уровень заболеваемости снижается

- Владимир Михайлович, не кажется ли вам слишком радужной официальная информация по ситуации с коронавирусом? Действительно ли происходит снижение уровня заболеваемости? Заметно ли это на примере отдельно взятой больницы?

- Нет, не кажется - уровень заболеваемости действительно идет на снижение. А если брать статистику нашей больницы, то количество пациентов, находящихся на лечении в стационаре, снизилось уже более чем в два раза. Существенно сократилось и количество пациентов, находящихся на амбулаторном лечении. Понятно, что заболевшие есть, но их становится значительно меньше.

- С чем, по вашему мнению, это связано?

- Хочу отметить несколько моментов. Те, кто по роду своих занятий, образа жизни часто ездит в общественном транспорте, те, кто работает в больших коллективах, у кого есть скученность, т.е. отсутствует социальная дистанция - они уже все переболели. К тому же, положительное влияние оказало разобщение людей, те ограничительные мероприятия, которые были введены правительством Российской Федерации, и Московской области в частности. И, как я говорил в первом интервью, вирус мутирует. Вирус стал «добрее». Это опять же наблюдение уже из нашей практики - в стационар поступает все меньше пациентов в тяжелом состоянии, а подавляющее большинство заболевших могут лечиться в амбулаторных условиях. У части пациентов COVID вообще проходит бессимптомно, или с очень скудной симптоматикой, которая практически не отличается от гриппа и ОРЗ. Сейчас мы проводим обследования сотрудников больших коллективов (Управление образования, Управление культуры, правоохранительные органы и т.д.) на ИФА. Это иммуноферментный анализ крови, с помощью которого выявляют иммунный ответ к вирусу - болел человек, не болел, болеет сейчас. И видим, что у некоторых жителей выявлены антитела, которые указывают на то, что люди уже переболели, но они сами этого даже не осознали или не придали значения, так как протекало заболевание с признаками обычного ОРЗ.

- Но все же есть некий диссонанс: хоть и меньше, но количество заболевших каждые сутки увеличивается, а ограничения фактически сняты. Не вызовут ли послабления новую вспышку уже этим летом?

- Я думаю, если мы сдержим внешнюю миграцию, то второй волны не будет. Но если мы откроем внешние границы, и к нам поедут жители других стран, то они могут завезти нам свою, ещё не мутированную инфекцию. Поэтому, чем дольше мы будем находиться в своей внутренней изоляции, тем больше шанс, что у нас не будет второй волны, или она будет, но пройдёт по несложному сценарию, например большое количество заболевших, но в лёгкой «не стационарной» форме.

- То есть вирус может по-разному мутировать в разных ограниченных пространствах?

- Вирус пошел из Ухани. Там местным жителям достался самый «злой» вирус, именно поэтому там было большое количество смертей. Но китайские власти быстро закрыли, буквально на замок, свои регионы, локализовали инфекцию и справились с ситуацией, а когда внутренние и внешние границы страны открыли, пощла вторая волна.

С этим столкнулись и приграничные с Китаем страны, в частности Казахстан, куда на днях отправилась группа наших подмосковных медиков. Казахстан запросил помощи у Российской Федерации для борьбы с новой коронавирусной инфекцией. В этом, на мой взгляд, и была ошибка, ограничительные мероприятия нужно было отменять постепенно. Наверное, это и есть пример каких-то административных просчетов.

Да, сейчас у нас подавляющее число ограничительных мероприятий снято, но сейчас нам лето со своими температурным режимом и ультрафиолетом помогает. Внутри страны, я считаю, мы почти справились - заболеваемость снижается. Сейчас главное, как я отмечал выше, чтобы опять не пришла инфекция извне. Так произошло, к примеру, в Испании - там начался сезонный сбор овощей и фруктов, на заработки приехали мигранты из Африки, Азии, стран Восточной Европы, в результате увеличилось количество заболевших коронавирусом, и сейчас вновь Испания ввела ограничительные мероприятия. Поэтому, на мой взгляд, пока не надо открывать границы, особенно границы с южными странами. Понятно, что лето и хочется на море, но лучше выбрать побережья морей внутри своей страны, благо они у нас есть. Ведь сейчас те, кто поехали в Испанию, опять будут помещаться в карантин.

COVID-19 в отдельно взятой больнице

- Как сейчас обстоит ситуация с оказанием помощи больным COVID-19 в Пушкинской больнице?

- В лечении новой коронавирусной инфекции мы придерживаемся международных протоколов лечения, они не стоят на месте, а тоже подвергаются трансформации, в зависимости от накопленного опыта. Сегодня действует уже 7-я версия методических рекомендаций, утвержденная министром здравоохранения Российской Федерации и главным санитарным врачом Российской Федерации. Что касается медицинских препаратов, то все группы, которые там указаны, есть у нас в наличии. Дезинфицирующие средства, как и средства индивидуальной защиты, в тех отделениях, которые работают с инфекцией, тоже в достаточном количестве. Причем появились они там еще в начале марта, когда стали поступать первые пациенты с подозрением на COVID-19.

Кстати, если взять некую статистику, то за эти 3,5 месяца мы израсходовали на дезинфекцию помещений более 2 тонн дезсредств. Только на средства индивидуальной защиты, дезинфицирующие вещества и лекарственные препараты, которые до пандемии не входили в формуляр лекарственных препаратов, больница за это время потратила более 15 миллионов рублей. Это при учете, что средствами защиты и дезинфекции нам постоянно помогали наши друзья и партнеры

- А количество медработников? Наверное, пришлось «усилить» свои ряды на время пандемии?

- Нет, мы справились собственными силами. Я благодарен сотрудникам больницы за самоотверженный и высокопрофессиональный труд. Коллектив и стационара, и амбулаторно-поликлинических подразделений на протяжении трёх месяцев, без пафоса и истерик работали сутками. Трусов и дезертиров не было. Пандемия сплотила наш коллектив, закалила его, мы поняли, что задачи любой сложности нам по плечу.

- Студентов медколеджа к работе в инфекционном корпусе не привлекали? Ведь они продолжают проходить практику в больнице?

- В инфекционных отделениях работали только штатные сотрудники. Студенты и волонтёры помогали нам в других подразделениях.

- Много ли врачей в больнице заболели новой коронавирусной инфекцией?

- За этот период у нас заболело новой короновирусной инфекцией 92 сотрудника.

- А как же защита врачей? Ведь они были обеспечены всем необходимым…

- Но на казарменное положение мы не переходили, наши сотрудники ходили по магазинам, ездили в общественном транспорте. За этот период времени заболело более 1600 жителей округа, они же где-то заразились? И то, что заболели сотрудники, это не значит, что они заразились в больнице. У нас были случаи, когда сначала заболели члены семьи, а потом, соответственно, и наши сотрудники. И то, что человек работает именно в больнице, в этой цепочке роли не сыграло.

- Нашумевшая тема выплат - какие категории медицинских работников получили выплаты? И были ли они произведены в срок?

- Выплаты получала только одна категория сотрудников, это те, кто работал с пациентами, заболевшими COVID-19. Всего более 1200 человек, среди которых врачи, фельдшеры, медсестры, санитарки, буфетчицы, водители - все, кто в силу своей работы оказывал помощь этим пациентам.

- И один из самых часто задаваемых вопросов в соцсетях - ведется ли в Пушкинском округе статистика смертности от COVID-19 и каково число умерших?

- Конечно, такая статистика ведется, но она не из категории «ужасных». У нас в округе процент смертности один из самых низких по Московской области. Из более 1 600 случаев заболеваний, менее 30 человек умерших, это ниже в три раза среднемирового показателя смертности от COVID-19.

К обычной жизни вернулись, но с ограничениями

- Вроде ограничения сняли, вроде не до конца… Как себя вести? Например, носить ли сейчас маски?

- Ограничительные мероприятия не сняли, а ослабили. У нас есть постановление губернатора Московской области, которое нам предписывает во всех учреждениях, находящихся на территории области, соблюдать масочно-перчаточный режим. И мы следуем этому правилу. И настоятельно рекомендуем следовать ему и всех остальных. На улице маски носить не надо, тем более это крайне тяжело делать в жару, а в общественном транспорте и помещениях, эта мера необходима. Также, по возможности, нужно соблюдать социальную дистанцию. Это обезопасит и самого человека, и окружающих. И, конечно, выполнять элементарные правила личной гигиены, этого тоже никто не отменял.

- Восстановился ли плановый прием граждан в местных поликлиниках, амбулаториях и ФАПах? Какие отделения уже открылись, и когда планируется полностью восстановить прием населения в стационаре?

- В стационарной помощи даже во время пандемии мы никому не отказывали, все отделения работали на оказание экстренной и неотложной медицинской помощи. Сейчас часть отделений уже принимает пациентов в плановом порядке, в июле будут открыты и остальные отделения, пока за исключением кожного. Но это не значит, что пациенты останутся без помощи - обращайтесь в кожно-венерологический диспансер. Будем рассматривать или варианты амбулаторного лечения, или, при необходимости, госпитализировать в другие лечебные учреждения области согласно имеющейся маршрутизации. В каждом случае будем все решать индивидуально, без помощи никого не оставим.

Что касается амбулаторно-поликлинических подразделений, то уже прошёл месяц, как возобновился плановый прием, ведут консультативный прием главные специалисты района, идет вакцинация, мы уже начали заниматься профосмотрами и диспансеризацией. Пока с некоторыми ограничениями, о них мы отдельно напишем. Сразу хочу оговориться, что жители округа 65+, на этом этапе ограничений не подлежат диспансеризации. Это не значит, что они не могут попасть в поликлинику - возрастные жители округа могут приходить на прием, но именно диспансеризация для них будет проходить после снятия всех ограничений.

- То есть особые меры профилактики для этой возрастной категории еще существуют?

- Это основная группа риска. Поэтому лица старшего возраста и те, кто имеет тяжелые хронические заболевания, должны по-прежнему быть крайне осторожны. Это не значит, что обязательно сидеть на домашнем аресте, выходить можно и нужно, необходимо двигаться, но избегать места скопления людей и не забывать использовать средства индивидуальной защиты. Относитесь бережнее к своему здоровью, все эти меры направлены на то, чтобы не заболели люди, которые вряд ли перенесут инфекцию в легкой форме.

Жизнь пациента после COVID-19

- Владимир Михайлович, откройте страшную тайну - иммунитет после болезни остается на всю жизнь?

- У некоторых иммунитет вырабатывается, но говорить о том, что он будет пожизненный, я не стану. Скорее всего, он будет как при гриппе - переболел, и на протяжении полугода-года образовавшиеся антитела, которые циркулируют в организме после болезни, обеспечивая иммунную защиту, будут работать.

- Сколько в среднем занимает период выздоровления от этой инфекции?

- Мы сейчас подводим итоги 4-месячной работы с COVID-19, и видим, что инкубационный период составляет в среднем 7-10 дней. Но это в среднем, он может составлять и 5, и 14 дней. Период самого лечения болезни тоже в среднем 7-10 дней, а вот реабилитация, здесь все от степени тяжести болезни и от объема поражения легких. Объем поражения определяется по рентгенологическим исследованиям - до 25%, до 50%, до 75% и более 75% поражения легочной ткани. Чем больше процент поражения, тем соответственно дольше и труднее процесс реабилитации.

Если немного углубиться в развитие патологического процесса при COVID-19, то это заболевание, кроме воспалительных изменений, вызывает гипоксию, то есть препятствует проникновению кислорода в кровь. Соответственно органы и ткани получают кислорода меньше, чем требуется, и, как следствие, развивается системная гипоксия. Если минимальное поражение легочной ткани, то будет требоваться минимум реабилитационных мероприятий. В случае тяжелой формы болезни страдают все жизненно-важные органы, которые на протяжении определенного количества времени не получали достаточное количество кислорода. Поэтому, если большой объем поражения легочной ткани, то можно говорить о том, что реабилитация будет направлена не только на органы дыхательной системы, но и на головной мозг, миокард, почки, печень…

- Можно сказать, что восстановление, в зависимости от тяжести болезни, будет идти от нескольких дней, до нескольких месяцев?

- У тех, кто перенес тяжелую ковидную пневмонию, восстановление может занимать всю оставшуюся жизнь. И мы готовимся к тому, что у людей, которые уже переболели коронавирусной пневмонией, на пораженном легком может развиться другая пневмония. Сейчас у нас была вирусная пневмония, к которой уже в процессе присоединялась бактериальная инфекция, в том числе и та, что живет в нашем организме и при нормально работающей иммунной системе, не дает о себе знать. Теперь, опираясь на опыт наших коллег из-за рубежа, мы видим, что с большой долей вероятности будут не только бактериальные, но и грибковые пневмонии, которыми страдают лица, имеющие дефект иммунной системы. По нашим прогнозам, с осени 10-12% у нас будет микозных пневмоний. Они опасны тем, что требуют другого подхода и лечения, и обычные антибиотики будут не всегда эффективны. Поэтому будут требоваться определенные лекарственные препараты для лечения этой пневмонии.

- «Мы готовимся» - это как?

- Так же, как мы готовились и к этой пандемии. Ранее мы обустраивали инфекционный корпус, проводили кислород, а сейчас готовим к открытию пульмонологическое отделение, где будут проходить лечение пациенты с бронхитами, пневмониями и т.д.

- Но ведь нечто подобное в больнице уже было?

- Ранее частично пульмонологический профиль был представлен во втором терапевтическом отделении. Теперь у нас будет два отдельных терапевтических отделения, и одно вновь созданное пульмонологическое. На базе этого отделения мы сейчас создаем кабинеты эфферентных методов лечения и ингаляций. Что это такое?

Эфферентная терапия - это комплекс лечебных методов включающих плазмоферез, гемосорбцию, которые позволяют нормализовать работу внутренних органов, включая качественный состав крови пациента. В ингаляционном кабинете мы будем использовать специальные методы, включающие ингаляционную терапию газами и лечебными препаратами. Мы будем помогать нашим пациентам уходить от тех осложнений, которым они подвержены после перенесенной ковидной пневмонии.

- То есть в ближайшее время работы врачам хватит?

- Врачи без работы не останутся. Люди болеют, а мы им помогаем справляться с недугами. Берегите себя и будьте здоровы! А в случае недомогания не занимайтесь самолечением, своевременно обращайтесь к специалистам и занимайтесь профилактикой. Ведь самое лёгкое заболевание то, которое удалось предупредить.

Интервью записала Лариса Кондратенко.

         в контакте   одноклассники   инстаграм   фейсбук

© 2020 Московская областная больница им. проф. Розанова В. Н.