ОТКЛЮЧИТЬ ИЗОБРАЖЕНИЯ: ШРИФТ: A A A ФОН: Ц Ц Ц Ц
Московская областная больница
им. проф. Розанова В. Н.
МЕНЮ

Сейчас уже прошло несколько месяцев, жизни мамы и малыша ничего не угрожает, но в тот момент обе жизни находились под угрозой...

 

На позднем сроке беременности поступила женщина в критическом состоянии. Диагноз - тяжелая преэклампсия (серьезное осложнение поздних сроков беременности, когда ухудшается работа почек, сосудов и головного мозга будущей мамы).

Беременной 21 год, она слегка заторможена, давление зашкаливает, головная боль, мушки перед глазами. «Мы максимально быстро ее обследуем, - вспоминает заведующая родовым отделением Пушкинского перинатального центра Андреева Наталия Геннадиевна, - и выясняем, что почки не справляются, начинает отказывать печень, происходит отек головного мозга (а это часто является причиной смерти!). Ребенок практически погибает, а нам надо хотя бы немного стабилизировать маму, чтобы иметь возможность начать операцию. Нам это удалось - ребенок появился на свет доношенный, но в тяжелом состоянии. Еще буквально какой-то час, и мы бы не смогли его спасти. Но состояние мамы остается критическим - после кесарева сечения не сворачивается кровь. HELLP-синдром».

Это достаточно редкое и крайне тяжелое осложнение в акушерстве. Как признается Наталия Геннадиевна, в ее практике это второй случай. Чтобы было понятно, это когда в руку делают укол, и из места укола струйкой течет кровь. В тот момент были задействованы все службы больницы - ей делали переливания, все возможные кровоостанавливающие препараты, но ситуация ухудшалась и было принято сложное, но единственно верное в этой ситуации решение. «Ради спасения жизни, нам пришлось удалить источник кровотечения, - говорит Наталия Геннадиевна. - Буквально через полтора часа после первой операции мы вновь были в операционной вместе с опытнейшими врачами - Татьяной Николаевной Филиппас и Анастасией Александровной Константиновой. И тут во время операции у меня падает взгляд на лицо женщины, и я вижу, как у нее изо рта и из носа бежит кровь. У меня буквально земля из-под ног ушла, я понимаю, что мы теряем пациентку. Спасибо коллегам, которые очень жестко сказали: «Не смотри на лицо, смотри в рану!». Мы остановили кровотечение, но женщина оставалась в критическом состоянии».

Каким Богам в том момент молились врачи, а может они молились своим коллегам - реаниматологам, трансфузиологам, акушерам-гинекологам, которые делали практически невозможное, об этом сейчас не узнает никто. Но через несколько дней, когда реаниматологи сказали, что опасность миновала и пациентка будет жить, все практически рыдали, так эти дни были очень страшными для многих. Но радоваться еще было рано - состояние женщины улучшалось крайне медленно, вызывал серьезные опасения отек мозга. «Но, когда она стала приходить в себя, стало понятно, что молодая мама все помнит, и что ее интеллектуальные способности не пострадали. Тем не менее, она была еще на восстановительном лечении у неврологов, и только когда они ее выписали, это было где-то через месяц, я вздохнула с облегчением», - признается Наталия Геннадиевна.

Она до сих пор созванивается с молодой мамой - малыш растет, мама сама кормит его грудью и выполняет все рекомендации врачей. А то, что она больше не сможет родить, сейчас не сильно ее волнует, как и всю ее семью. «Главное, она осталась жива, - говорит муж. - Мы видели, что врачи сделали все возможное». И с улыбкой добавляет: «А если одного ребенка нам будет мало, второго мы усыновим».

         в контакте   одноклассники   инстаграм   фейсбук

© 2021 Московская областная больница им. проф. Розанова В. Н.